Зачарованный мир
Сказание о рождении колдуна Талиесина.

История начинается с того, что у гоного озера в районе Пенллин в Уэльсе обитала колдунья по имени Керидвен. Не которые летописцы заявляют, что дворец находился под водами озера, но вряд ли это утверждение соответствует действительности, да и большинство источников свидетельствуют о том, что дворец был возведен на острове. Как бы то ни было, но именно здесь Керидвен родила сына по имени Морфан, однако мальчик оказался отвратительно уродливым и получил прозвище Афагдду, что означает «полная тьма». Керидвен решила, что ребенку необходимо стать мудрецом, дабы компенсировать ужасную внешность — покрытое шерстью, словно у оленя, тело — и свирепые поступки, заставлявшие людей считать Морфана едва ли не демоном. Для этой цели мать погрузилась в изучение магических искусств.

В итоге женщина обнаружила способ, как передать Морфану все земные познания вместе с даром пророчества. Оставалось лишь собрать определенные травы в дни, когда те обладали особой силой, а затем варить их в котле в течение года и одного дня. Когда пройдет упомянутый срок, три капли отвара выпрыгнут из котла, упадут на мальчика и превратят его в волшебника.

Керидвен собрала травы и наняла слепого старца следить за котлом, в котором варилась настойка. Имя старика не имеет значения для истории. Ему помогал мальчик, служивший у слепого работника поводырем. Теперь имя этого паренька вошло в историю. Это был Гуион Бах.

Год и один день в подземелье замка Керидвен мальчик и старец перемешивали магический отвар и поддерживали огонь. В предписанное время колдунья добавляла травы, а когда год завершился, она привела сына и оставила возле котла, а сама удалилась отдохнуть.

Этот поступок оказался ошибкой, ибо в тот момент, когда кипение настойки указало на то, что волшебный эликсир готов, молчаливый простолюдин Гуион Бах, поводырь старика, отпихнул Морфана в сторону. В результате три магические капли упали на него, а не на сына колдуньи. Котел раскололся с воющим треском, а жидкость залила разложенный внизу костер Керидвен проснулась.

Колдунья КеридвенВслед за этим событием наступил хаос Гуион Бах завладел колдовской силой, которая подсказывала ему, что разъяренная волшебница убьет его, если сможет. Он со всех ног бросился бежать, а Керидвен преследовала его по пятам. Эхо шагов убегающего Гуиона разносилось но коридорам дворца, а колдунья неумолимо настигала беглеца. Обнаружив выход, юноша неожиданно превратился в зайца, чтобы бежать скорее, и ринулся по траве. Оглянувшись назад, туда, где могла бы быть Керидвен, вместо волшебницы он увидел борзую с оскаленными клыками. Собака неслась словно ветер, ее поджарое тело низко стлалось над землей. Гуион достиг берега и тотчас прыгнул в озеро, используя недавно обретенные умения, чтобы превратиться в рыбину. Он скользил меж покачивающихся стеблей речного тростника, но за ним неотступно следовала гибкая бурая выдра с обманчиво добродушной мордочкой. Пасть изящной выдры уже вцеплялась в хвост Гуиона, но тот выскочил на поверхность.

Он разорвал толщу вод и изменил облик, превратившись в стрижа — в самую быструю из птиц. Уже взлетев, он заметил высоко над собой огромного длиннокрылого ястреба, легко парящего в воздухе. В то же мгновение птица склонилась и понеслась на него, держа когти наготове.

Гуион вновь камнем ринулся к земле, а приземлившись, он сжался и изменил облик, став пшеничным зернышком. Он опустился в колосящемся поле, окруженный тысячей абсолютно одинакопых зерен На мгновение все стихло. Но вскоре поивилась черная курица, суетливо пробиравшаяся по усыпанной зерном земле, склонив голову набок, словно наседка. Она тщательно прицеливалась, поклевывал, и еле слышно кудахтала. Колдунья выбирала зерно клювом, а затем отбрасывала его. В итоге она добралась до зерна, в виде которого скрывался Гуион Бах. Острый маленький клюв резко опустился, курица схватила зерно и проглотила его и мгновение ока.

Черная курица взъерошила перья и стала увеличиваться в размерах, пока вновь не обрела облик Керидвен. Но теперь колдунья несла в себе волшебное семя, и спустя девять месяцев она родила сына. Колдунья хотела было избавиться от ребенка, но ей недоставало жестокости лишить жизни столь прекрасное создание. Вместо этого она положила ребенка в специальную корзину "коракл", сплетенную из ивняка и обтянутую кожей, и приказала бросить ее в воду.

Некоторые считают, что колдунья бросила сына в море, другие говорят, что в озеро, некоторые упоминают о реке. Как бы то ни было, корзина не утонула, её подхватило течение и донесло до запруды — пруда с дамбой у берега моря рядом с Кастелл Деганви на севере Уэльса. Запруда была известна в королевстве, ибо каждый год в канун Дня всех святых в изобилии наполнялась лососем. Именно в этот год к пруду в поисках рыбы пришел Элфин, сын лорда. Вместо ожидаемого улова он нашел корзину. Он развернул пеленки и увидел сияющий лоб младенца. Элфин вскричал: «Смотри, какое сияющее чело!» По-уэльски эта фраза звучала как «Тал иесин», и, к удивлению Элфина, младенец отвечал: "Я Талиен"

Так уж случилось, что практически все известное о Талиесине относится к его детству и юности. Юный лорд Элфин был скрягой и весьма недалеким человеком, но, судя по всему, обладал добрым сердцем. Он поместил корзинку в одну из седельных сумок своей лошади и привез младенца домой к жене, которая заботилась отныне о мальчике «с любовью и нежностью», как говорят летописцы.

Еще в детстве Талиесин стал певцом и вырос в самого почитаемого среди кельтов барда, а его поэзия обладала магическом силой. Мальчик оказывал помощь приемному отцу, приносил ему процветание, а при необходимости уберегал от неприятностей. Когда Элфин был несправедливо арестован за похвальбу при дворе короля, Талиесин заколдовал оковы, и наручники рассыпались. Затем юноша спел перед собравшимся судом о споем чудесном происхождении и предсказал в страстных стихах грядущее завоевание Британии саксами.


к оглавлению



<< >> << >> << >>